09-05-2022 08:00

"Обретшие бессмертие" - литературный час

Война захлестнула их в свой беспощадный огненный вихрь, не оставив шанса выжить. Их искренняя и честная лирика протянулась сквозь годы светлой грустью воспоминаний о трепетном юношестве, о больших надеждах и оборвавшихся на полуслове мечтах... Их жизни и судьбы навсегда останутся на страницах книг, их подвиги будут вечно жить в сердцах многих поколений. Сегодня мы вам расскажем о поэтах, чьи имена увековечены в словах и рифмах.

 

Николай Майоров

 

Ещё школьником Майоров начал писать стихи. Он участвовал с ними в школьных вечерах, публиковался в стенгазете. А во время учёбы на истфаке МГУ он становится слушателем поэтического семинара в Литературном институте им. Горького. Руководитель семинара П.Г. Антокольский говорил о Майорове: «Его поэтическая лирика, повествующая об искренней мужской любви, органична в этом поэтическом мире». Летом 1941 года вместе с другими студентами поэт роет противотанковые рвы под Ельней. А уже в октябре он узнаёт о том, что его просьба о зачислении в армию удовлетворена. 8 февраля 1942 года политрук пулемётной роты Николай Майоров был убит в бою на Смоленщине...

 

...Мы были высоки, русоволосы,

Вы в книгах прочитаете, как миф,

О людях, что ушли, не долюбив, Не докурив последней папиросы.

Когда б не бой, не вечные исканья Крутых путей к последней высоте,

Мы б сохранились в бронзовых ваяньях,

В столбцах газет, в набросках на холсте.

(Фрагмент стихотворения «Мы», дата неизвестна)

 

Муса Джалиль

 

Муса Мустафиевич Джалилов редактировал детские журналы «Маленькие товарищи» и «Дитя Октября», участвовал в создании Татарского государственного театра оперы и балета, написал для него либретто двух опер. Накануне Великой Отечественной войны Муса Джалиль возглавлял союз писателей Татарии. Поэт ушёл на войну в самом её начале. Он был тяжело ранен и взят в плен в 1942 году, когда воевал на Волховском фронте. В концлагере поэт активно вёл подпольную работу, за что был жестоко наказан и отправлен в фашистскую тюрьму Моабит. В тюрьме поэт написал цикл стихотворений, которые обрели славу далеко за пределами Родины. В 1944 году палачи тюрьмы Моабит казнили узников, в числе которых был и Муса Джалиль. Поэту посмертно присвоено звание героя Советского Союза.

Случается порой

Душа порой бывает очень твёрдой.

Пусть ветер смерти яростный жесток,

Цветок души не шевельнётся, гордый, Не дрогнет даже слабый лепесток.

Нет скорби на твоём лице ни тени,

Нет в строгих мыслях суеты мирской.

Писать, писать — одно тогда стремленье

Владеет ослабевшею рукой. Беситесь, убивайте — страха нету.

Пусть ты в неволе, но вольна душа.

Лишь клок бумаги чистой бы поэту,

Огрызок бы ему карандаша.

(Фрагмент стихотворения, 1943)

 

Павел Коган

 

Павел Коган родился в Киеве. В 1922 году его семья переехала в Москву, откуда он, ещё будучи школьником, не раз отправлялся пешком по России, чтобы увидеть собственными глазами, как устроен быт только что коллективизированной деревни. Коган поступает в Институт истории, философии и литературы, а позже переводится в Литературный институт имени Горького. Став участником поэтического семинара И. Сельвинского, Коган выделяется среди прочих, как наиболее одарённый поэт. Его стихи пронизаны революционно-патриотической тематикой, но, вместе с тем, литературно более близки к романтизму. Во время войны Коган пытается попасть на фронт, но получает отказ: по состоянию здоровья он был снят с учёта. Тогда поэт решает поступить на курсы военных переводчиков. Его берут сначала переводчиком, а затем назначают помощником начальника штаба стрелкового полка по разведке. 23 сентября 1942 года лейтенант Коган был убит под Новороссийском.

В поле темень, в поле жуть — Осень над Россией.

Поднимаюсь.

Подхожу К окнам тёмно-синим.

Темень. Глухо. Темень. Тишь. Старая тревога.

Научи меня нести Мужество в дороге.

Научи меня всегда

Цель видать сквозь дали.

Утоли, моя звезда,

Все мои печали. (Фрагмент стихотворения «Звезда», 1937 г.)

 

 Елена Ширман

 

Елена с детства сочиняла стихи. В 1933-м она окончила литературный факультет Ростовского пединститута, а затем — Литературный институт имени Горького. Как и многие другие поэты той эпохи, Ширман была участницей литературного семинара И. Сельвинского. Во время учёбы Елена сотрудничала с несколькими ростовскими редакциями, была литературным консультантом газеты «Пионерская правда». С самого начала войны Ширман стала редактором ростовской газеты «Прямой наводкой», где публиковались её боевые сатирические стихотворения. В июле 1942 года поэтесса героически погибла, находясь в одном из районов Ростовской области в составе выездной редакции газеты «Молот».

 

Возвращение

Это будет, я знаю...

Нескоро, быть может, —

Ты войдёшь бородатый, сутулый, иной. 

Твои добрые губы станут суше и строже,

Опалённые временем и войной.

Но улыбка останется.

Так иль иначе,

Я пойму — это ты.

Не в стихах, не во сне.

Я рванусь, подбегу.

И наверно, заплачу,

Как когда-то, уткнувшись в сырую шинель...

Ты поднимешь мне голову,

Скажешь: «Здравствуй...»

Непривычной рукой по щеке проведёшь.

Я ослепну от слёз, от ресниц и от счастья.

Это будет нескоро. Но ты — придёшь.

(1941)

 

Иосиф Уткин

 

Иосиф Уткин окончил Московский институт журналистики. Стал печататься в 1922 году. Первый литературный успех поэту принесла «Повесть о рыжем Мотеле» (1925). О сборнике Уткина «Первая книга стихов» А. Луначарский говорил: «...музыка перестройки наших инструментов с боевого лада на культурный». Революционный пафос и мягкая лиричность, отличавшие стихотворения Уткина, сделали его поэзию такой популярной в 1930-е. В 1941 году поэт уходит на фронт. После ранения он становится военным корреспондентом. Иосиф Уткин погиб в авиакатастрофе под Москвой в 1944 году. После войны неоднократно издавались сборники избранных стихотворений, а в год его смерти вышел последний сборник «О родине. О дружбе. О любви».

 

Песенка

Подари мне на прощанье

Пару милых пустяков:

Папирос хороших, чайник,

Томик пушкинских стихов...

Жизнь армейца не балует,

Что ты там ни говори!..

Я б хотел и поцелуи

Захватить, как сухари.

Может, очень заскучаю,

Так вот было бы в пути

И приятно вместо чаю

Губы теплые найти.

Или свалит смерть под дубом.

Всё равно приятно, чтоб

Отогрели твои губы

Холодеющий мой лоб.

Подари... авось случайно

Пощадят ещё в бою,

Я тогда тебе и чайник,

И любовь верну свою!

(1933)

 

Борис Костров

 

Борис Костров начал писать стихи с детства. Часто он читал их на школьных вечерах и праздниках. В 1933 году его стихи впервые публикуются в журналах «Резец» и «Звезда». Поэт поступает в Рабочий литературный университет, затем работает в редакции газеты «За колхоз». В 1941 году Костров выпускает книгу стихов «Заказник». С самого начала войны он уходит на фронт. Поэт воевал под Ленинградом, в Карелии, на Калининском фронте, был трижды ранен. Окончив танковое училище, куда Костров был направлен в 1943 году, он возвращается на фронт с самоходной артиллерийской установкой. В марте 1945 года командир самоходки Борис Костров был тяжело ранен при штурме Крейцбурга в Восточной Пруссии, а через три дня умер от полученного ранения в госпитале.

 

После боя

Портянки сохнут над трубой,

Вся в инее стена...

И, к печке прислонясь спиной,

Спит стоя старшина.

Шепчу: «Товарищ, ты бы лёг

И отдохнул, солдат;

Ты накормил как только мог

Вернувшихся назад.

Ты не поверил нам.

Ну что ж,

В том нет большой беды.

Метёт метель.

И не найдёшь

На небе ни звезды.

Твоей заботе нет цены,

Ляг между нами, брат.

Они снежком занесены И не придут назад».

(1943)

 

Борис Смоленский

 

Интерес к поэзии у Бориса Смоленского появился ещё в детстве. Со второй половины 30-х он пишет стихи, главная тема которых — морская романтика и отважные люди. Вдохновлённый морем и героическими подвигами, поэт поступает в один из институтов Ленинграда, готовясь стать капитаном дальнего плавания. В это же время он изучает испанский, переводит Гарсию Лорку. В начале войны Смоленский был призван на фронт. В ноябре 1941 года поэт пал в бою. Война не пощадила его фронтовые стихотворения и поэму о Гарсии Лорке, о которых он упоминал в своих письмах близким.

 

Я очень люблю тебя.

Значит — прощай.

И нам по-хорошему надо проститься.

Я буду, как рукопись, ночь сокращать,

Я выкину всё, что ещё тяготит нас.

Я очень люблю тебя.

Год напролёт,

Под ветром меняя штормовые галсы, —

Я бился о будни, как рыба об лёд

(Я очень люблю тебя), и задыхался.

(Фрагмент стихотворения, 1939 г.)

 

Булат Окуджава

 

В апреле 1942 года Булат Окуджава добивался досрочного призыва в армию. Был призван после достижения восемнадцатилетия в августе 1942 года и направлен в 10-й отдельный запасной миномётный дивизион. После двух месяцев подготовки с октября 1942 года на Закавказском фронте, миномётчик в кавалерийском полку 5-го гвардейского Донского кавалерийского казачьего корпуса. 16 декабря 1942 года под Моздоком был ранен. После госпиталя в действующую армию не вернулся. С января 1943 года служил в 124-м стрелковом запасном полку в Батуми и позже радистом в 126-й гаубичной артиллерийской бригаде большой мощности Закавказского фронта, прикрывавшего в этот период границу с Турцией и Ираном. Демобилизован в марте 1944 года в звании гвардии красноармейца[16]. Был награждён медалями «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией», в 1985 году — орденом Отечественной войны I степени.

 

До свидания, мальчики

Ах, война, что ж ты сделала, подлая:

Стали тихими наши дворы,

Наши мальчики головы подняли —

Повзрослели они до поры,

На пороге едва помаячили и ушли, за солдатом — солдат…

До свидания, мальчики!

Мальчики,

Постарайтесь вернуться назад.

(Фрагмент стихотворения, 1958 г.)

 

Юлия Друнина

 

Юлия Друнина — удивительная поэтесса, талант которой позволил ей очень просто и метко описывать собственные переживания, ужасы военного времени и, конечно, романтические отношения. Строки стихов Юлии Друниной оказались настолько близки каждому человеку, что до сих пор остаются актуальными. Юлия записалась добровольцем в санитарный отряд. Суровое время диктовало собственные правила: кроме прямых обязанностей, врачи и санитары помогали добровольным отрядам строить оборонительные сооружения. Спустя некоторое время Юлия Друнина была ранена на фронте. Оправившись, девушка поступила в Школу младших авиаспециалистов. По окончании отправилась на Дальний Восток в штурмовую роту. Там Юлию настигло известие о смерти отца. Друнина отправилась в столицу на похороны. На Дальний Восток девушка не вернулась, добившись перевода на западный фронт. Так Юлия Друнина оказалась в белорусском Гомеле, присоединившись к стрелковой дивизии. Спустя некоторое время девушка вновь получила ранение. Поправившись, девушка вернулась на фронт, воевала сначала в Белоруссии, а затем в Прибалтике. В 1944 году из-за сильной контузии Юлию Друнину признали негодной к военной службе. Девушка вернулась в Москву.

 

 

Я родом не из детства — из войны.

И, может, потому незащищённей:

Сердца фронтовиков обожжены,

А у тебя — шершавые ладони.

Я родом не из детства — из войны.

Прости меня — в том нет моей вины...

(Фрагмент стихотворения, 1962 г.)

 

Константин Симонов

 

Константин Симонов русский советский прозаик, поэт, драматург и киносценарист. Общественный деятель, журналист, военный корреспондент. С началом Великой Отечественной войны (1941-1945) Симонов был призван в действующую армию на Западный фронт: был собственным корреспондентом газет "Красная Звезда", "Правда", "Комсомольская правда", "Боевое знамя". В 1942 году Константину Симонову было присвоено звание старшего батальонного комиссара, в 1943 году – звание подполковника, а после войны – полковника.

 

Самым известным стихотворением Симонова стало«Жди меня». Это стихотворение, посвященное Симоновым его возлюбленной, актрисе Валентине Серовой, стало гимном всем подругам, женам советских бойцов. Стихотворение стало внеародно известным.Его переписывали от руки и хранили в нагрудных карманах гимнастерок, посылали в письмах женам и невестам.его находили в нагрудных карманах раненных и убитых. Историки Великой Отечественной войны считают, что для победы в войне стихотворение "Жди меня" сыграло не меньшую роль, чем разгром немцев под Москвой. 

 

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: — Повезло.

Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,-

Просто ты умела ждать, Как никто другой.

(Фрагмент стихотворения, 1941 г.)